1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Сто тысяч любимых строк. Часть 4

Тема в разделе "Книги", создана пользователем Бася, 09.12.06.

  1. инфузория

    инфузория Участник

    375
    114
    всем, кто временами отплясывает на косточках нищих волгоградцев на форуме. меня уже достало.
    Стоит на улице бедняк,
    И это очень стыдно.
    Я подаю ему медяк,
    И это тоже стыдно.
    Фонарь на улице горит,
    Но ничего не видно.
    На небе солнышко стоит,
    И все-таки не видно.
    Я плюнул в шапку бедняку,
    А денежки растратил.
    Наверно, стыдно бедняку,
    А мне — с какой же стати?
    Фонарь на улице потух
    И стало посветлее,
    А пропоёт второй петух —
    В могилу поскорее.
    Над ней стоит дубовый крест
    И это очень ясно:
    В сырой земле так много мест
    И это так прекрасно!
     
  2. Александр Б.

    Александр Б. Активный участник

    864
    162
    Колыбель. Пеленки. Плач.
    Слово. Шаг. Простуда. Врач.
    Беготня. Игрушки. Брат.
    Двор. Качели. Детский сад.

    Школа. Двойка. Тройка. Пять.
    Мяч. Подножка. Гипс. Кровать.
    Драка. Кровь. Разбитый нос.
    Двор. Друзья. Тусовка. Форс.

    Институт. Весна. Кусты.
    Лето. Сессия. Хвосты.
    Пиво. Водка. Джин со льдом.
    Кофе. Сессия. Диплом.

    Романтизм. Любовь. Звезда.
    Руки. Губы. Ночь без сна.
    Свадьба. Теща. Тесть. Капкан.
    Ссора. Клуб. Друзья. Стакан.

    Дом. Работа. Дом. Семья.
    Солнце. Лето. Снег. Зима.
    Дочь. Пеленки. Колыбель.
    Стресс. Любовница. Постель.

    Бизнес. Деньги. План. Аврал.
    Телевизор. Сериал.
    Дача. Вишни. Кабачки.
    Седина. Мигрень. Очки.

    Внук. Пеленки. Колыбель.
    Стресс. Давление. Постель.
    Сердце. Почки. Кости. Врач.
    Речи. Гроб. Прощанье. Плач.

    И.Аглицкий
     
    Прокофья Людмиловна и Vovok нравится это.
  3. Vovok

    Vovok Активный участник

    16.114
    570
  4. Александр Б.

    Александр Б. Активный участник

    864
    162
    - Слушайте, а может, вы скажете, кому из наших молодых политиков можно верить?
    Седой халдей переглянулся с Самарцевым.
    - Э,- сказал Самарцев,- да ты я вижу, провокатор не хуже меня... Знаешь что такое "уловка-22"?
    - Примерно. Это ситуация, которая, если так можно выразиться, исключает саму себя, да? Мёртвая логическая петля, из которой нет выхода.
    - Правильно, сказал Самарцев. - Так вот, "уловка-22" заключается в следующем: какие бы слова ни произносились на политической сцене,
    сам факт появления человека на этой сцене доказывает что перед нами блядь и провокатор.
    Потому что если бы этот человек не был бы блядью и провокатором, его бы никто на политическую сцену не пропустил - там три кольца оцепления
    с пулемётами.
    Всё элементарно: если девушка сосёт в публичном доме, вооружённый дедуктивным методом разум может сделать вывод, что перед нами
    проститутка.
    Я почувствовал обиду за своё поколение.
    - Почему обязательно проститутка? А может это белошвейка. Которая только вчера приехала из деревни.
    И влюбилась в водопроводчика, ремонтирующего в публичном доме душ. А водопроводчик взял её с собой на работу,
    потому что ей временно негде жить. И у них там выдалась свободная минутка.
    Самарцев поднял палец:
    - Вот на этом невысказанном предположении и держится весь хрупкий механизм нашего молодого народовластия.

    В.Пелевин Empire V
     
  5. Ник Маки

    Ник Маки Активный участник

    1.155
    477
    Владимир Корнилов, посвящение великому поэту Николаю Гумилеву...

    Три недели мытарились:
    Что ни ночь, то допрос...
    И не врач, не нотариус,
    Напоследок - матрос!..

    Он вошел черным парусом,
    Уведет в никуда...
    Вон болтается маузер
    Поперек живота.

    Революция с гидрою
    Расправляться велит.
    То наука не хитрая,
    Если в гидрах - пиит...

    Ты вошел, вскинув голову,
    Словно знал наперед:
    Будет год - флотский "чоновец"
    Горшей смертью помрет.

    Гордый, самоуверенный
    Охранитель основ,
    Знал, какой современников
    Скоро схватит озноб!..

    ...Вроде пулям не кланялись,
    Но зато наобум
    Распинались и каялись
    На голгофах трибун.

    И спивались, изверившись,
    И рыдали взасос,
    И стрелялись, и вешались,
    А тебе - не пришлось!

    Царскосельскому Киплингу
    Пофартило сберечь
    Офицерскую выправку
    И надменную речь.

    ...Ни болезни, ни старости,
    Ни измены себе
    Не изведал...
    И в августе
    В 21-ом
    к стене

    Встал, холодной испарины
    Не стирая с чела,
    От позора избавленный
    Петроградской ЧК.
     
    Прокофья Людмиловна нравится это.
  6. kenzo

    kenzo Активный участник

    2.637
    0
    Ф. Ницше "Так говорил Заратустра":
    "В уединении растёт то, что каждый вносит в него, даже внутренняя скотина. поэтому отговариваю я многих от одиночества."

    (собр.соч.в 2 т., т. 2, с.211)
     
  7. Гость из СП

    Гость из СП Активный участник

    1.944
    206
    Так щедро выдала эпоха
    права писать настолько плохо,
    сколь левым можется ногам,
    перемещая фокус моды
    от восславленья несвободы
    до беспощадности к врагам,

    простя стихи, кудрявя прозу.
    Увы, классическую розу
    привить советскому дьячку –
    никак. Под шелест новых платьев
    мышленья функцию утратив,
    язык нисходит к язычку.

    Не в наши, видимо, окопы
    визит уместен Каллиопы,
    на кои веки в них ни сядь.
    (Некстати – и закат Европы.
    И помогли бы эфиопы,
    да негде взять.)

    Священный прах метут со сцены.
    Прокисли ви́на драгоценны.
    Молчать подписано в печать.
    Дрожат листы. Клубятся тучи.
    «Народ в полях. Оно и лучше –
    ему нас незачем встречать.»

    В итоге всякий спор о вкусе
    есть спор о власти. Ах, мой свет,
    оставим творческих дискуссий
    онтологический лорнет.
    Не становясь в любви искусней,
    ушла натура.
    Ну и *** с ней.
    Была –
    и нет.
     
  8. lange

    lange Активный участник

    10.601
    303
    •••••••••
    Мы сойдемся когда-нибудь вместе
    И в весеннем чудесном краю
    На колени к любимой невесте
    Каждый голову склонит свою..

    Как-нибудь..
    Как-нибудь..
    как-нибудь..

    ••••••••••
     
  9. lange

    lange Активный участник

    10.601
    303
    На Бога понадеясь, не плошай -
    Говорила сострегая мама
    Кудрей моих рыжий урожай,
    Что вздувал ерошисто панаму.

    Выпали кудряшки, как года,
    Лишь остались ёжики-седины.
    И уже с рентгена доктора
    Дарят мне костей моих картины.

    Я ещё попрежнему в строю
    За плечами груз побед и стрельбищ,
    Но всё чаще в детство я смотрю
    В то, что в нём когда - ты стар не ценишь…

    Распремлюсь и дёрну по степи
    Засверкают над травою пятки,
    Взглядом буду я срывать с зари
    Поздних звёзд висящие заплатки,

    Словно в детстве счастьем закрича,
    Врежусь я в прохладные муравы,
    И как отрок звонко хохоча
    Промахну овраги и канавы,

    И раскрыв объятия стогу,
    С разварота прыгнув в него рыбкой,
    Став мужчиной старым на лету,
    Я засну в нём с детскою улыбкой.

    зы.. Да. Я продолжаю искренне ценить самородка Э. Шляпникова..

    Овечка думает овечьеном ... Я ж о своем - очеловечьем ! ! ! как жизнь гражданская беспечна

    и о Отечестве конечно . ..

    Э. Шляпников
     
    Последнее редактирование: 25.11.19
  10. lange

    lange Активный участник

    10.601
    303
    Когда мерещатся чугунная ограда
    И пробегающих трамваев огоньки,
    И запах листьев из ночного сада,
    И темный блеск встревоженной реки,

    И теплое, осеннее ненастье
    На мостовой, средь искристых камней
    Мне кажется, что нет иного счастья,
    Чем помнить Город юности моей.

    Мне кажется..
    Нет!! я уверен в этом!!
    Что тщетны грани верст и грани лет,
    Что улица, увенчанная светом,
    Рождает мой давнишний силуэт.

    Что тень моя видна на серых зданьях,
    Мой след блестит на искристых камнях.
    Как Город жив в моих воспоминаньях,
    Так
    тень
    моя
    жива
    в его
    тенях!

    IMG_4185.JPG
     
  11. lange

    lange Активный участник

    10.601
    303
    НЕКРАСОВЪ
    О ДВУХЪ ВЕЛИКИХЪ ГРЕШНИКАХъ

    Господу богу помолимся,
    Древнюю быль возвестим,
    Мне в Соловках ее сказывал
    Инок, отец Питирим.

    Было двенадцать разбойников,
    Был Кудеяр – атаман,
    Много разбойники пролили
    Крови честных христиан,

    Много богатства награбили,
    Жили в дремучем лесу,
    Вождь Кудеяр из-под Киева
    Вывез девицу-красу.

    Днем с полюбовницей тешился,
    Ночью набеги творил,
    Вдруг у разбойника лютого
    Совесть господь пробудил.

    Сон отлетел; опротивели
    Пьянство, убийство, грабеж,
    Тени убитых являются,
    Целая рать – не сочтешь!

    Долго боролся, противился
    Господу зверь-человек,
    Голову снес полюбовнице
    И есаула засек.


    Совесть злодея осилила,
    Шайку свою распустил,
    Роздал на церкви имущество,
    Нож под ракитой зарыл.

    И прегрешенья отмаливать
    К гробу господню идет,
    Странствует, молится, кается,
    Легче ему не стает.

    Старцем, в одежде монашеской,
    Грешник вернулся домой,
    Жил под навесом старейшего
    Дуба, в трущобе лесной.

    Денно и нощно всевышнего
    Молит: грехи отпусти!
    Тело предай истязанию,
    Дай только душу спасти!

    Сжалился бог и к спасению
    Схимнику путь указал:
    Старцу в молитвенном бдении
    Некий угодник предстал,

    Рек «Не без божьего промысла
    Выбрал ты дуб вековой,
    Тем же ножом, что разбойничал,
    Срежь его, той же рукой!

    Будет работа великая,
    Будет награда за труд;
    Только что рухнется дерево –
    Цепи греха упадут».

    Смерил отшельник страшилище:
    Дуб – три обхвата кругом!
    Стал на работу с молитвою,
    Режет булатным ножом,

    Режет упругое дерево,
    Господу славу поет,
    Годы идут – подвигается
    Медленно дело вперед.

    Что с великаном поделает
    Хилый, больной человек?
    Нужны тут силы железные,
    Нужен не старческий век!

    В сердце сомнение крадется,
    Режет и слышит слова:
    «Эй, старина, что ты делаешь?»
    Перекрестился сперва,

    Глянул – и пана Глуховского
    Видит на борзом коне,
    Пана богатого, знатного,
    Первого в той стороне.

    Много жестокого, страшного
    Старец о пане слыхал
    И в поучение грешнику
    Тайну свою рассказал.

    Пан усмехнулся: «Спасения
    Я уж не чаю давно,
    В мире я чту только женщину,
    Золото, честь и вино.

    Жить надо, старче, по-моему:
    Сколько холопов гублю,
    Мучу, пытаю и вешаю,
    А поглядел бы, как сплю!»

    Чудо с отшельником сталося:
    Бешеный гнев ощутил,
    Бросился к пану Глуховскому,
    Нож ему в сердце вонзил!

    Только что пан окровавленный
    Пал головой на седло,
    Рухнуло древо громадное,
    Эхо весь лес потрясло.

    Рухнуло древо, скатилося
    С инока бремя грехов!..
    Господу богу помолимся:
    Милуй нас, темных рабов!

    IMG_4565.jpg
     
  12. рубидий

    рубидий Участник

    202
    53
    Королева Подземки
    Мы не пойдем в забытые места,
    хоть там когда-то счастливы бывали.
    Мы не пойдем туда, да неспроста.
    зачем с тоскою вспоминать детали?

    ведь были в тех местах не Мы, а те,
    что целовались по подъездам в зиму.
    они бы даже не вообразили,
    что просто потеряются в толпе.

    Мы не пойдем в забытые места,
    не проводить Нам больше там свиданий.
    увидеть Нам захочется, едва ли,
    что там сегодня... пустота,

    и были в тех местах не Мы, а те,
    кто мог прощаться вечность у подъезда.
    кто думал, что нельзя просто исчезнуть,
    предать любовь и сгинуть в пустоте.

    не надо слишком долго вспоминать
    минут наивного, слепого счастья.
    подъездов тех распахнутые пасти
    Нам, видимо, пора не замечать.

    при встрече не коснемся и запястий,
    а будем лишь предательски молчать.
    Нам нечем тем подъездам отвечать,
    но забывать о них не в Нашей власти

    по телевизору услышал, надо же
     
  13. alexaudio60

    alexaudio60 Активный участник

    20.154
    1.780
    Арбатского романса старинное шитьё,
    К прогулкам в одиночестве пристрастье;
    Из чашки запотевшей счастливое питьё,
    И женщины рассеянное "здрасьте..."

    Не мучьтесь понапрасну: она ко мне добра,
    Легко иль грустно - век почти что прожит.
    Поверьте, эта дама из моего ребра,
    И без меня она уже не может.

    Любовь такая штука - в ней так легко пропасть,
    Зарыться, закружиться, затеряться...
    Нам всем знакома эта губительная страсть,
    Поэтому не стоит повторяться.

    Арбатского романса старинное шитьё,
    К прогулкам в одиночестве пристрастье,
    Из чашки запотевшей счастливое питьё,
    И женщины рассеянное "здрасьте..."

    Бывали дни такие - гулял я молодой,
    Глаза глядели в небо голубое.
    Ещё был не разменен мой первый золотой,
    Пылали розы, гордые собою.

    Ещё моя походка мне не была смешна,
    Ещё подмётки не пооторвались,
    Из каждого окошка, где музыка слышна,
    Какие мне удачи открывались!

    Не мучьтесь понапрасну - всему своя пора.
    Траву взрастите - к осени сомнётся.
    Мы начали прогулку с арбатского двора,
    К нему-то всё, как видно, и вернётся.

    Была бы нам удача всегда из первых рук,
    И как бы там ни холило, ни било,
    В один прекрасный полдень оглянетесь вокруг,
    А всё при вас целёхонько, как было.

    Тексты песен: Булат Окуджава - Арбатский романс - Текст песни