1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Ногомяч

Тема в разделе "Спорт", создана пользователем Postal, 18.11.05.

  1. Postal

    Postal географ

    12.224
    0
    Интересные и сатирические истории о футболе. :)

    «Старушка и поле-3»

    «Триумф»

    Так уж все переживали в Москве, что «октябрьские» нынче отменили: бабы во дворе галдели, да вспоминали как они на энти, как их - на «дименстрации» в обновах ходили, да по дороге, на всех углах, винцо и пивцо попивали, да песни горланили, а уж дошедши до Красной площади да Мавзилею с трудом и видели, кто им там в шляпах махал сверху. А мужики, на студиене у нас (они все больше из военных) все про парады, да про пайки вздыхали.
    А у нас в Пустошке парадов никогда не было, а только митинг у монумента да с гармошкой к магазину и по дворам гуляли. Но в семье нашей, так совпало, что мы без «октябрьских» почитай неделю гуляли. Сами посчитайте: второго - мы с Сергуней венчались, четвертого- Казанская, шестого- Мишка, старшой наш, родился, а восьмого- Наташка, наша любимочка, подоспела. Так что нам Пушкиным объявляй, не объявляй, а мы все одно погуляем…
    Вот аккурат на Казанскую, в пятницу, позвонил к Сашке Михаил, мой старшенький: «Маманя - говорит - ты в воскресенье собирайся к нам, у меня- говорит- юбилей-50 лет. Мы всех Пушкиных на даче и соберем». «Так- отвечаю- у нас же матч, наши с Газзаем играют…» А он: «Ничего, Сашка тебя после матча заберет и привезет. Ты только уж там моим то помоги, ЦСКА же - чемпион». А я: «И, хитрый какой- это ты Митривну проси - она за Газзая переживает, а ежели я сначну за ваших- меня мужики-то наши зашикают…». А Михаил успокаивает: «Не боись, маманя, ежели что мы Серегу попросим - он Льву Ивановичу в памятник три банки вылепит!». «Не знаю- говорю - чего вы там вылепите Льву энтому, но мне Олег Николаевич (директор наш) влепить может…». «Ладно, ладно, динамовка ты наша псковская, пусть- говорит- победит сильнейший самый.»
    Ох, чудные мужики, особенно московские. Понабираюися слов, щеки раздувают и их прям на коне не объедешь. А жизня, она штука хитрая и верткая - сегодня пан, а завтра «пастух Степан». Вона наш главный, Ивошка бразильский, такой представительный и блестит, как яблочко, а говорят, что хозяин его, уже того- билет справил ему до дома, особливо ежели ЦСКу-то не обыграит…
    В воскресенье я уж в полдень на работу собралась идти, а Сашка-то высунул свой длинный нос в коридор, да и говорит: «Ты бы дяде Мише автограф бы подарила от его армейцев». «А это, что еще - фотка что ли?- спрашиваю». «Да нет - хихикает идол- это когда где-нибудь свою фамилию пишешь, на бумажке или на майке. Ты у них спроси, они знают, а дядя Миша будет счастлив».
    Ничего я не сказала, так до самого стадиона и думала, как это Газзай будет фамилию на майке писать, а на ем же и пиджак богатый, и сорочка с галтусом. Ладно, у Митривны спрошу как лучше.
    Аж за три часа, стадион весь окружили мильционеры и солдатики молоденькие. Опять понаставили калиточек пищащих, собачек да лошадей навели - все как на дебри со спартаками…
    А Олег Николаевич наш, на планерке, еще и сказал, что мол сегодня решительный матч, все на нервах и будут всякие хвокусы. Это он как в воду глядел.
    Людмила Тимофеевна раздала всем жилеты розовые и зарплату, контролеры побегли по участкам и по воротам, а к нам уж начали журнальщики и телевизорщики сбредаться.
    А погодка-то еще держится, мол порадуйтесь, кто с мячиком, а кто на лавочке. Ох, благодать божья!
    Пока всех-то с пресс-центра выдавили на работу, уж играть-то начали.
    Газзай - своих слева поставил, а «Динамо» наше - справа. Мы как с Митривной только устроились на уголочке, а уж шашнадцатый по газзаевым как двинул, что его Кинфей еле допрыгнул. А народу - полна коробочка, правда, красных с синими поболе - с трех сторон нависли, а те, что за «Динамо», так те только под стенкой с буквами. Но уж горланили и флаги натащили, но армия у нас большая - с ней не поспоришь - хоть Гитлера спроси, хоть Мао.
    Наш-то Ива- все горячился и на своем чтой-то покрикивал, но эти красненькие чертенята, особенно Каравалья, да тот, что был с косичками, а нынче у него как у Лариски прическа, ни в какую мячик не хотели беленьким отдавать. Но в «Динаме» ребята здоровые есть, особенно рыжий - Тычилин, так они этим «кудрявым» спуску не давали, да и воротчик, хоть и зовут Нуной, не зевал.
    А у Газзая мне очен-но нравятся два братца, прям кровь с молоком, богатыри из детской книжки. Вот они все к Нуне прибегали и так и норовили то головой мяч забычить, то ножищей здоровенной - если уж не по мячику, то уж кому-то из беленьких втемяшит обязательно.
    А со свистком опять бегал маленький рыжий - Егор, кажись. Они, маленькие мужички, известно - дюже вредные завсегда. И энтот такой же - уж чего у него ребятки не просили - ни в какую, только один мячик на всех, да и то, чтобы за полосочку беленькую ни-ни!
    Вот он так и свистнул, а еще никто ничего не получил, ан все говорит, что идите покумекайте получше, только там в каптерках.
    Народ еще подошел, все с флагами, дудками, полотнищами, как на митингах. Мы с Митривной и Лариской только чаю попили, а уж опять началось.
    И только рыжий всех запустил играть, то энтот красненький, без косичек, упал около Нуны и чуть не заплакал. А энти, что за «Динамо» как зажгли дым, наверное, чтоб газзаевские заблудились.
    Но этого «усатого черта» дымом не смутишь. Он, видно, все в каптерке обдумал и своих погнал как волк овец- Газзай кричит, а красненькие бегут и лупят, бегут и лупят.
    Ива-то наш занервничал, закричал - да куда там: один из братов как раз ножищей в мяч долбанул, чуть нашего Нунку не убил.
    «Го-ол!»- закричала Митривна, да с трех сторон, как обвалилось все- народ красно-синий прыгает, обнимается и тоже как зажгли дым, да вонючий, аж не вздохнуть. Игроки носы позатыкали, судья вовсе убежал подышать. Но ветерок все раздул, пожарники хвакелы погасили, и снова все побежали.
    Но, опять же- говорю- армия у нас завсегда была на первых. Видать и в футбол то же. Газзай подкрикнул- его и помчались, а Каравалья слева один остался- ему тут же мячик и закинули. А уж ентот парень не промах, не гляди, что ростом не велик, но ловок и быстрый как волчек. Раз, бац и все: мячик в сетке, Нунка чертыхается, Тычилкин голову чешет, а энтот побежал к лавочкам обниматься и руками людям махать.
    Тут уж вокруг крик, гвалт, «Мы чемпиены!- визжит Митривна и меня тискает. «Это-говорит- полный триунф!». Вроде женщина, она, воспитанная, а иногда ляпнет, прямо как цыганка какая.
    «А, энти, автографы будут?»-кричу ей в ухо. «Конечно - орет она - но надо будет поработать и побегать!».
    Ну, работать мы и так уже вроде, а бегать? Это в наши годы - нешто мы футболисты?
    А на поле все уже как полоумные, вокруг судьи бегают, а рыжий – он только свисток показывает, но не свистит.
    Газзай, тот на полянку рвется - его друзья держат, а фотографы, цельная толпа, снимают и снимают.
    Тут, под шумок, наш Колодин бозьми и забей, да только уже опоздал.
    Егор свистнул, и все на поле и бросились, будто там чего давать бесплатно будут.
    Армейские все флаги подаставали, вкруг поля побежали, всем машут- мол, вот какие мы молодцы!
    Потом поймали они Газзая и ну его качать и бросать. А наши «Динамы» тихонько в канавку ушли, а Иво, видать, за вещами пошел.
    А внизу, что творилось и не передать. Сначала в пресс-центре все Газзая поздравляли, а он сиял и сверкал как самовар.
    У раздевалок наших, куда мы с Митривной пошли за ентим-автографом, так и вовсе пир горой: все бегают, кричат, «шипучку» с бутылок пьют и вокруг льют. Мы кудрявого в фуражке и поймали, он все кричал: «Карашо! Карашо!». Мы ему: «Автограф дай!». Он мне на фуражке свой написал, а митривне майку свою нижнюю отдал, но она хоть и покраснела, но к себе ее прижала и заплакала.
    Уже мы в центре прибрались, и я к Сашке побежала, чтоб ехать на юбилей Мишкин, а народ все вокруг стадиона ходил, кричал и радовался.
    Санька меня в Жигули свои посадил и покатил, на фуражку в энтим- с автографом цокал и головой качал. «Да, говорит, у дяди Миши будет сегодня полный триуф, как и у его ЦСКА!»
    «Вот Сашка, это ты что такое сказал - триунф, разве можно?». «Это, говорит, бабаня, когда человек чего-то долго-долго хочет и делает это, делает лучше всех, и потом наступает день, когда все это признают. Вот это и есть - триумф!»
    Ох, все они Пушкины такие, как начнут говорить - только слушай, а уж как гулять станут - так уж точно - полный триумф!
     
  2. .:::Skit~Ols::.

    .:::Skit~Ols::. Активный участник

    4.021
    0
    Ужас,так долго читать,я не могу,что нить по короче есть???
     
  3. Postal

    Postal географ

    12.224
    0

    не кусочками же выкладывать? хотя это мысль. буду порциями "кормить народ".
     
  4. HuNTeR_eX

    HuNTeR_eX Читатель

    430
    0
    А я и не на4инал 4итать...Postal правильно придумал...Малаэц...
     
  5. Postal

    Postal географ

    12.224
    0
    «Каленым свистком» (фантазии на тему судейских разборок)

    Сходство фамилий персонажей фельетона с реальными- случайно.

    На днях попались на глаза мне заметки в одной газете под заголовками: «Российские судьи не согласны»; «Правление КФА уверенно в высоком классе Российских арбитров»; «Совет судей требует извинений». Ба, думаю, это что же так рассердило наших рефери? Нашел интервью Т.Безубяка, вызвавшее столь бурную реакцию его коллег. Ну, в трех строчках, уже бывший, арбитр позволил себе покритиковать уровень готовности наших судей и попенял лично господина Левникова за субъективность. И из всего этого получилась буря в судейском стакане.
    И попытался я пофантазировать и представить, как все это могло происходить в мрачных коридорах на Лужнецкой набережной…

    В зале заседаний РФС, за закрытыми, естественно, дверями, собрались хорошо известные в футболе нашем люди. На большинстве лиц- суровость и негодование, в руках- истертый номер злосчастный газетенки. Во главе стола, председательствующий- господин Н. Плевников: «Рассаживайтесь товарищи, больше никого ждать не будем, кворум более чем достаточный. Я сразу же обрисую ситуацию, хотя вы все в курсе. Тут, на днях, наш бывший, подчеркиваю - бывший коллега, гражданин Т.Безгубяк в самой большой спортивной газете позволил себе оскорбить всех нас и весь наш футбол, потому как мы плоть от плоти, кровь от крови часть этой всенародно любимой игры.
    ......
     
  6. Postal

    Postal географ

    12.224
    0
    ...продолжение:

    А Безгубяк усомнился в вашей компетентности и способностях, а так же указал на нашу слабую психологию. И это в конце такого трудного сезона, на пороге больших перемен, которые ждут наш футбол, о чем говорит наш президент федерации т. Мурко. Считаю, мы должны дать должную оценку и отповедь клеветникам и интриганам! Кто хочет высказаться? Слово предоставляется председателю экспертно-судейской комиссии Добрыне Палычу Масиняну.»
    Д.П.Масинян: «Я уже второй век в футболе, все, казалось, видел и слышал, но как вчера перед завтраком газету открыл - так больше ничего не захотелось: даже воду не спустил. Когда судей ругают - это нормально! Значит, вы работали в поле и деньги не за так получали. Когда вас ругают игроки и тренеры - это святое - не могут же только они быть виноваты в неудачах! Когда это же делают журналисты или зрители - это тьфу и забыть: одним- больше нечего сказать, да и в игре они понимают, как свинья в апельсинах, а другим больше ничего и не остается: он билет купил, а там сиденья загаженные, выпить нельзя, через каждые 20-ть метров могут дубинкой отходить, а на поле его любимцы профукали, да еще и с пенальти! Да, это все жизнь, это игра, и правила мы все более-менее знаем. Но вот чтоб судья ругал и стыдил судей - такого я еще не помню. Нет, когда ты ругаешь какого-нибудь Фриска или Майера - это ради бога, но своих ребят- это никуда не лезет. При Лаврентии Палыче ему бы эту статейку, вместе со свистком, засунули бы прямо по самое некуда, а сам бы Безгубяк бегал бы в телогрейке и с кайлом… А сейчас, что ж с
    ним делать? Рублем и по привилегиям, да по рукам, по рукам! А то ишь писатель нашелся - ты знай, себе свисти в тряпочку! Что? Он уже не судит? Детишек тренирует? Тем более наподдать! Это чему он их там научит? Итак, уж в «Зените» одни говорливые, а медалей шиш!»
    В зале раздался одобрительный шепоток. Председательствующий посмотрел на судью Тапочкина: «Сергей, вы хорошо знаете «автора», может объясните, раз его самого нет?»
    Не поднимая взгляда, со скрипом приподнялся т. Тапочкин: «Честно, я не был в курсе, но думаю, что опять эти журналисты что-нибудь перепутали… А так Тарасик хороший мужик, правда, после травмы немного изменился, может рецидив какой?»
    Последние слова еле различимым шепотом произнес С.Тапочкин и плюхнулся на место. По залу прошел шумок: « А с кем этого не было? Кого не били?» Многие невольно ежились и прикасались к некоторым частям тела, будто припоминая что-то ужасное.
    Вскочил и быстро заговорил лысоватый блондин: « Да, такая у нас работа, кричат, угрожают и поколачивают! Я вот до сих пор путаю названия команд и фамилии игроков, тренеров. Отсюда и ошибки, а не предвзятость это вовсе. Да, бывает тяжело и даже страшно, но мы товарищей не предаем…»
    Председатель одобрительно замахал рукой: «Спасибо, спасибо товарищ Болобаев. Все верно! Кстати, вы зайдите насчет путевочки. Так, а что товарищ Грустновский хотите сказать? Просим, Михаил».
    М.Грустновский: «У меня, на основной службе, таких как Т.Безгубяк называют «кротами». Раньше специальные люди их просто ликвидировали. Мы, к сожалению, этого сделать не имеем права, хотя руки чешутся! Но нужно собрать на Безгубяка компромат, машинку покалечить и телефончик на прослушку. Он через пару недель не то что писать, но и писать будет с опаской!»
    Председатель: « Ну, уж, Михаил, это вы чересчур. Есть цивилизованные способы, и мы ими воспользуемся».
    С места заговорил арбитр А.Бочар: «Да чего там придумывать! Пригласим его на наши сборы, якобы для лекций, а там, на полянке, устроим ему «кружок»! Проверенно, очень даже хорошо от мозгов помогает…» И потрогал затылок и губу.
    В.Шестай: «Вам бы только драться…»
    Председатель: «Тихо, тихо! Давайте по-деловому. Товарищ Негоров, ничего не хотите сказать? У Вас ведь случился перекос, но вы нашли в себе силы, признали ошибки и вернулись в семью!»
    И.Негоров: «Я воздержусь, если позволите. Вот он бы это сказал, когда судил. Хотя английский и правда почти никто не знает… Вот и удаляете за рубежом не тех!»
    Вскочил с места И.Хазаров: «Мы может английскому не шибко обучены, не в казино работаем, но по-русски я так скажу- это лажа и подстава от Тарасика. Надо его как следует поучить, чтобы отвечал за базар! Каленым свистком, т.е. железом выжигать и вырезать стукачей…»

    Так горячо и не безразлично дискутировали лучшие служители футбольной Фемиды по поводу высказываний Т. Безубяка. И к началу обеда постановили, от правления КФА и от совета судей, не комментировать высказывания, о качестве российских судей и не привлекать Т.Безубяка к работе на сборах судей и просить инспекторский комитет РФС не использовать этого человека в инспектировании соревнований. А совет действующих судей вызвал Т.Безубяка на свой сбор, чтобы подискутировать о психологии, хоть на английском языке, хоть вручную…
    При голосовании воздержались трое.

    В общем, все-таки не прав Т.Безубяк: судейский корпус у нас цивилизованней, чем африканский или азиатский, может не по части языков, но каннибализм и джихад психологически не приемлемы для наших уважаемых арбитров.

    P.S. Тут, правда, прошел слух, что В.Иванову пытаются дозвониться перед матчем «Локомотив»- «Спартак», наверное, для того чтобы поддержать психологически и никого не бояться- корпус наш судейский очень дружный и смелый!